черное золото

Наша цель-сделать все возможное,чтобы Россия оставалась среди лидеров в области добычи ипереработки нефти.
Самара богата рабочими профессиями, но ракетостроители и нефтяники пожалуй самые заметные не только в нашем городе, но и по всей России. Выходы жидкой нефти на земную поверхность битум иноземных пород, залежи асфальта и прочие признаки нефтеносности присутствовали на обширных территориях Поволжья с давних времен. «Рудных дел охотники», «рудознатцы» и путешественники неоднократно сообщали об этом в своих отчетах и сочинениях начиная с 18 века. В 1717 году лейб-медик Г. Шобер, по поручению царя Петра-1, посетил и исследовал серные ключи в Самарском крае. Где отметил, что им были открыты нефтяные источники, но только в 1830-40 гг. здесь появились первые геологи которые нашли богатые серные и нефтяные источники. До добычи нефти было еще далеко, только через 100 лет в 1930 годы добыли первые 100 килограмм нефти из Самарской земли, это стало первым шагом на пути к открытию большой Волжской нефти. С этого момента можно с уверенностью говорить о новой профессии в Самаре — нефтянник. 

С 1985 года мой муж  Некрасов Юрий Захарович посвятил 30 лет своей жизни- «черному золоту». Работал оператором по добыче нефти и газа — это обслуживание «качалок», выявление неисправностей по многокилометровым нефтепроводам,  регулировка подачи нефти в нефтепровод, при этом был уполномоченным по охране труда. Сколько раз приходилось в любую погоду отыскивать «порывы» в нефтепроводе и быстро устранять их, а это значит уметь обращаться с техникой и инструментами. Были и экстримальные ситуации. В 1991 году произошло возгорание «качалки». Это случилось в поле, далеко от дороги. Если не закрыть задвижку то огонь нельзя остановить, а это грозит взрывом. Юрий Захарович принял решение не ждать помощи пожарных, это 2-3 часа ожидания, накрывшись фуфайкой бросился в огонь, к вентилю. Ему удалось перекрыть главную трубу и отсечь огонь от  «качалки». К приезду пожарных горела только трава — факел был потушен.  Я неоднократно спрашивала не устал ли он от езды по области, от ходьбы по бездорожью, от ответственности возложенной на него. Он только смеялся «Зато я вижу поле при любой погоде, могу принимать решение сам и не жду указаний. А усталость, чтож, она есть в любой профессии. Можно и сидя уставать. И хотя я не вижу фонтанов нефти, я знаю что она бежит по трубам, подчиняясь ритму наклонов «качалок».»
И сейчас, уже на пенсии, слыша разговоры о количестве добытой нефти в стране, пытается подсчитать — сколько тонн его добытой нефти влилось в этот черный поток.

Некрасова Наталия Тимофеевна (Университет пожилых в Самаре, 2018 г.)

 

                                                                                     

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *